НАХОДКИ КАМЕННЫХ ОРУДИЙ ТРУДА В ДОЛИНЕ РЕКИ ОМО, ЭФИОПИЯ

Рано утром мы выехали из Джинки в направлении долины реки Омо, мы собирались посетить одно из самых экстравагантных племен — Мурси. Мы ехали по пыльной грунтовой дороге на которой велись дорожные работы по расширению проезжей части.

Вид на долину реки Омо со смотровой площадки где были сделаны находки. На заднем плане видим обнажения пород формации Омо Кибиш

 

Зная что в этих местах были сделаны многочисленные находки останков первых анатомически современных людей и их каменных орудий труда, я постоянно всматривался в камни валяющиеся под ногами. Наша машина остановилась на смотровой площадке откуда можно было разглядеть всю долину Омо, все туристы примнкнули к видоискателям своих фотоаппартов кроме меня. На этом месте бульдозер для расширения дороги расковырял большой склон холма, под ногами было много свежей породы. Через несколько минут поисков я извлек из земли большой (больше ладони) каменный топор, он лежал прямо на тропе втоптанный в землю и по нему прошлись идущие впереди меня фотографы.

Каменный топор, Африканский Средний Каменный век (195 тыс. лет)

Водителя нашей машины удалось уговорить на полчаса ожидания, пока мы обследуем склон на обочине. За это короткое время было найдено еще несколько каменных орудий труда древнего человека — одно рубило и скребок. Этими камнями пользовались первые анатомически современные люди примерно 195 000 лет назад.


195 000 лет назад в Эфиопии жили «анатомически современные» люди.

Александр Марков — российский биолог, палеонтолог и популизатор науки.

Результаты сорокалетнего изучения человеческих костей, найденных в 1967 году на юге Эфиопии у реки Омо, обобщены в специальном выпуске журнала Journal of Human Evolution. Эти кости возрастом 195 000 лет являются самыми древними из известных науке скелетных остатков людей современного типа. Древнейшие «анатомически современные» люди жили в природных условиях, мало отличающихся от нынешних; их окружали дикие животные, и поныне обитающие в данном районе. Среднепалеолитические каменные орудия, характерные для этой древнейшей человеческой культуры, найдены во многих районах Восточной Африки.

Ричард Лики (слева) и Пол Абелл (Paul Abell) разглядывают череп Омо II. Фотография 1967 года (из статьи Fleagle et al. Paleoanthropology of the Kibish Formation, southern Ethiopia: Introduction // Journal of Human Evolution. 2008. V. 55. P. 360–365)


Сентябрьский выпуск журнала Journal of Human Evolution целиком посвящен результатам изучения уникальных археологических находок, сделанных в районе поселка Кибиш на берегу реки Омо в Южной Эфиопии. Это местонахождениебыло обнаружено в 1967 году экспедицией Кенийских национальных музеев (The National Museums of Kenya, NMK) под руководством Ричарда Лики (Richard Leakey). Тогда же были сделаны и главные находки — два человеческих черепа, названные Омо I и Омо II.

Журнал открывается кратким вступительным словом Ричарда Лики, в котором первооткрыватель признается, что экспедиция 1967 году в Эфиопию произвела на него неизгладимое впечатление. Посланный на разведку в труднодоступный в то время район своим отцом, знаменитым палеоантропологом Луисом Лики (Louis Leakey), двадцатитрехлетний Ричард получил исчерпывающее представление об «африканской экзотике» — достаточно сказать, что при переправе через реку Омо экспедиция едва не досталась на обед крокодилам.

Выкопанные сотрудниками экспедиции у селения Кибиш человеческие кости привели юного исследователя в полный восторг. Каково же было его разочарование, когда прибывшие на место раскопок родители — Луис и Мэри Лики (Mary Leakey) — вместо похвал и поздравлений устроили ему нагоняй, заявив, что он совершенно напрасно тратит деньги с их гранта на откапывание «анатомически современных» людей. По их мнению, ему следовало сосредоточиться на поисках более древних гоминид — австралопитеков, хабилисов и тому подобных. Учитывая эти обстоятельства, легко понять, пишет Р. Лики, с какой радостью он воспринял выход этого номера Journal of Human Evolution и как ему хотелось бы, чтобы его учителя и наставники были сейчас с ним!

Место находки скелета Омо I. Фото 1967 года из статьи Fleagle et al.


Всего в сентябрьском выпуске журнала содержится 12 научных статей. Первая из них — вступительная — рассказывает об истории изучения формации Кибиш и знакомит читателя с многочисленными проблемами и загадками, с которыми исследователи столкнулись за 40 лет работы. Три статьи посвящены датировке находок, еще три — детальному антропологическому описанию костей. Из оставшихся пяти статей в двух описываются среднепалеолитические каменные орудия, в трех — ископаемые остатки млекопитающих, птиц и рыб, найденные в отложениях формации Кибиш.

 

Найденные части скелета Омо I. Стрелками показаны кости, добытые во время раскопок 1999–2003 гг. Рис. из статьи Pearson et al. A description of the Omo I postcranial skeleton, including newly discovered fossils // Journal of Human Evolution. 2008. V. 55. P. 421–437


 

Возраст черепов Омо I и Омо II долго оставался спорным. Это было связано прежде всего с несовершенством тогдашних методов радиометрического датирования. Результат первых радиоуглеродных датировок был «старше 40 тыс. лет». Это означало просто-напросто, что кости слишком древние для радиоуглеродного анализа. По соотношению изотопов Th230/U234 в раковинах нильских устриц был определен возраст 130 тыс. лет (раковины были найдены чуть выше человеческих костей), но эта датировка признавалась очень ненадежной даже ее авторами. Привлечение дополнительных данных, в том числе биостратиграфических (по сопутствующим остаткам животных и растений) тоже в течение долгого времени не помогало прояснить ситуацию. Так продолжалось вплоть до самого конца прошлого века. Наконец в 1999 году большая команда американских антропологов решила взяться за дело всерьез. В течение четырех сезонов (1999, 2001, 2002, 2003) исследователи проводили в районе Кибиш широкомасштабные полевые работы. На анализ собранных материалов ушло еще несколько лет, и вот наконец результаты исследований опубликованы.

Стратиграфия формации Кибиш теперь разработана с величайшей подробностью и точностью. Вся изученная толща делится на четыре части (пачки), причем человеческие кости происходят из первой, самой нижней. Отложения эти образовались в результате разливов реки Омо, полноводность которой менялась циклически с периодом в 23 тыс. лет (каждая пачка соответствует одному циклу). Цикличность связана с колебаниями климата, которые, в свою очередь, были обусловлены регулярными изменениями наклона земной оси. Такие же циклические колебания величины разливов были характерны и для Нила. Ученым удалось скоррелировать осадочные толщи в устье Нила с соответствующими слоями формации Кибиш, и это стало одной из основ для новой уточненной датировки черепов Омо I и Омо II.

Другим важным достижением стало датирование двух прослоев вулканического пепла, один из которых расположен непосредственно под костеносным слоем, а другой — значительно выше. Возраст нижнего прослоя, определенный по соотношению изотопов аргона, оказался равным 196 ± 2 тыс. лет, верхнего — 104 ± 1 тыс. лет. Вся совокупность данных, изложенных в трех больших статьях, свидетельствует о том, что наиболее вероятный возраст обоих черепов — 195 тыс. лет, причем величина возможной ошибки не превышает 5 тыс. лет. Это означает, что человеческие кости из формации Кибиш безусловно являются самыми древними костными остатками «анатомически современного человека», известными на сегодняшний день.

Ранее основное внимание уделялось черепам, хотя, кроме них, было выкопано также несколько фрагментов посткраниального скелета Омо I. В 1999–2003 гг. было найдено много новых костей, в том числе фаланги пальцев и часть бедра того же индивидуума. Скрупулезное изучение всех этих костей подтвердило, что Омо I, Омо II и их сородичи были «анатомически современными» людьми, то есть бесспорными представителями вида Homo sapiens, но с отдельными «архаичными» чертами, которые сближают их с неандертальцами. Важно, что такие же «архаичные» признаки имеются и у некоторых других древнейших сапиенсов, в том числе у доисторических обитателей пещер Схул и Кафзех в Израиле. Ранее эти «неандертальские» признаки трактовались некоторыми экспертами как возможное свидетельство межвидовой гибридизации между сапиенсами и неандертальцами. В свете новых данных приходится признать, что более экономным (парсимоничным) объяснением является предположение о том, что эти архаичные признаки были унаследованы вышедшими из Африки древними сапиенсами от своих африканских предков, то есть от еще более древних сапиенсов. Предположение о смешанных браках с неандертальцами, таким образом, становится излишним.

Вместе с человеческими костями в формации Кибиш найдены многочисленные скелетные остатки млекопитающих, птиц и рыб. Как ни странно, среди них практически нет вымерших видов: все эти животные и поныне обитают в Восточной Африке. Природная среда в этом районе 200 тыс. лет назад была в целом примерно такой же, как сейчас, только климат был несколько более влажным, а местность — более болотистой. К слову заметим, что Африка — единственный континент, где деятельность первобытных охотников, по-видимому, не привела к значительному сокращению разнообразия крупных животных. Значительно большее негативное влияние оказали наши предки на фауну Евразии, где они, по-видимому, ускорили вымирание мамонтовой фауны, а в Австралии и обеих Америках приход человека и вовсе привел к катастрофическим последствиям.

Важным результатом полевых работ 1999–2003 гг. стала обширная коллекция каменных орудий из нижних слоев формации Кибиш (ранее там были найдены лишь единичные орудия). Это более или менее типичная среднепалеолитическая каменная индустрия, с большой долей бифасов (обоюдоострых орудий), без каких-либо верхнепалеолитических «изысков» вроде костяных иголок или тонко обработанных лезвий, и уж подавно без украшений и произведений искусства. Таким образом, нет никаких оснований утверждать, что древнейшие сапиенсы с берегов реки Омо по технологическому уровню хоть в чём-то превосходили неандертальцев, изготавливавших примерно такие же среднепалеолитические («мустьерские») каменные орудия.

Каменные орудия труда, Африканский Средний Каменный век (195 тыс. лет). Эфиопия, Омо Кибиш
The Middle Stone Age archaeology of the Lower Omo Valley Kibish
Formation: Excavations, lithic assemblages, and inferred
patterns of early Homo sapiens behavior
John J. Shea
Anthropology Department, Stony Brook University, Stony Brook, NY 11794-4364, USA


Впрочем, исследователи пока упорно воздерживаются от каких-либо прямых утверждений об общем уровне интеллектуального и культурного развития древнейших сапиенсов. Они отмечают, что сам вопрос о том, были ли эти люди «отсталыми» или «прогрессивными», неявно предполагает сравнение с верхним палеолитом Европы, который традиционно считается чем-то вроде «культурного эталона» для ранних представителей нашего вида. Но почему выбран именно такой эталон? Исключительно в силу исторических причин: археология палеолита стала развиваться в Европе гораздо раньше, чем в других частях света. Бесспорно, люди, обитавшие в Эфиопии 200 тыс. лет назад, не были верхнепалеолитическими европейцами, ну и что с того? Исследователи саркастически замечают, что мы и Сократа сочли бы «отсталым» по сравнению с самым посредственным американским школьником, если бы в качестве мерила «прогрессивности» использовалось присутствие в соответствующем археологическом слое плееров и пластиковых бутылок. К сожалению, имеющихся данных пока недостаточно, чтобы судить о том, как жили и о чём думали древнейшие африканские сапиенсы.

P.S. Учитывая, что индивидуумы, известные под именами Омо I и Омо II, жили раньше пресловутых митохондриальной Евы и игрек-хромосомного Адама, существует очень большая вероятность, что кто-то из них, а скорее они оба, являются прямыми предками всех без исключения живущих ныне людей — если, конечно, не умерли бездетными.

Александр Марков


КАК ВЫГЛЯДЕЛИ ПЕРВЫЕ АНАТОМИЧЕСКИ СОВРЕМЕННЫЕ ЛЮДИ

В 2009 году группа учёных под руководством Сары Тишкофф из Университета Пенсильвании опубликовала в журнале «Science» результаты комплексного исследования генетического разнообразия народов Африки. Они установили, что самой древней ветвью, испытавшей наименьшее количество смешиваний, как раньше и предполагалось, является генетический кластер, к которому принадлежат бушмены и другие народы, говорящие на койсанских языках. Скорее всего, они и являются той ветвью, которая ближе всего к общим предкам всего современного человечества.

В путешествиях по Танзании мне доводилось по несколько дней жить рядом со стоянками бушменов из племени Хадза

Вячеслав Кузнецов